Stories In Russian Language – Video

Interview with Elena M. Maksimenko, author and narrator of Stories in Russian.

Below is an interview with Elena M. Maksimenko, the author and narrator of the stories in Russian available from www.howtolearnrussianlanguage.com.

Elena is a linguistic professor with more than half a century experience of teaching Russian language to foreign students, not to mention educating other teachers how to teach Russian language.

Transcript

G:…and we will of course talk about your experience with Russian language. And about the stories you have made. The wonderful stories that we are making available to everyone out there [on the Internet].How many years have you been teaching Russian language to foreigners?
E: Знаете, даже трудно сказать или трудно поверить в то, что я сейчас скажу. Год назад мы отпраздновали 50-летний юбилей. Это значит, что я преподаю русский язык иностранцам 51-ый учебный год. E: You know, it is difficult to say or believe what I am going to say now. Last year we celebrated the 50th anniversary which means that I have been teaching Russian to foreigners for 51 years.
G: 51 years! It’s unbelievable!
E: Да, да. Мне тоже трудно поверить в это. E: Yes, it is hard for me to believe it as well.
G: How many students have you had? Have you ever counted?
E: Это очень интересный вопрос. Странно, что никто никогда не задавал мне такого вопроса. Мне кажется, что не меньше тысячи. E: This is a very interesting question. Strange that nobody has asked me this before. I believe no less than one thousand.
E: Да, да, да. Из разных-разных стран мира. E: Yes, from many different countries in the world.
G: That is of course a tremendous experience. Is there any student you can remember especially, that made some specific achievements and that went from zero to … to a lot?
E: Вы знаете, когда Вы говорите «особенные студенты», дело в том, что для меня каждый студенты, каждый из этой тысячи, был особенный. Но, конечно, только некоторые из них смогли достичь каких-то необычайных успехов. Я могу назвать своего коллегу. Он – профессор русского языка, англичанин, несколько лет преподавал в Ирландии, в Тринити Колледж в Дублине. А вот сейчас он является ректором одного из английских университетов и профессором русского языка. И начал он с алфавита! Первый урок, как он часто вспоминает, был «а», «о», «у», «э» . E: You know, when you say “special students”, to me every student, every one of that thousand, was special. Obviously only few of them managed to achieve considerable success. I can name my colleague, professor of Russian language, an Englishman who taught for many years at Trinity College in Dublin. Now he is the President of one of the English universities and a Russian professor. And he started from scratch! He often recalls his very first lesson: letters of the alphabet «а», «о», «у», «э».
 G:  … and that was the person who you mentioned was also the personal interpreter for the Prime Minister of Ireland?
 E: Да-да, как раз в то время, о котором я говорю, когда он работал в Ирландии. Он был личным переводчиком Премьер-министра. И для меня это был большой стресс, потому что, естественно, когда руководители нашей страны приезжали с официальным визитом в Ирландию, мы смотрели эти эпизоды по телевизору. И я дрожала, сидя у телевизора, потому что боялась сделать ..услышать ошибки.  E: Yes, it was that time I am talking about, when he worked in Ireland. He was the Prime Minister ‘s personal interpreter. It was very stressful for me  because every time Russian representatives came on official visit to Ireland we were all watching the meetings on television. I was trembling in front of the TV because I was afraid of hearing mistakes.
 G: and, did he make any?
 E: К сожалению, да. И после этого мы обязательно перезванивались. Или я звонила, или Патрик сам звонил и говорил мне: «Ну, я слушаю. Какую отметку сегодня я получил?»  E: Unfortunately, yes. After that we would call each other. I called him or Patrick called me himself asking: «Alright, I am listening. What grade did I get today?»
 G:. So, he is a student for life?
 E: Это правда, это правда. Мы до сих пор встречаемся время от времени.  E: That is true. That is true. We still see each other from time to time.
 G: What is needed, I mean you also have students, like me, for example, who didn’t learned Russian very fast. What is the different between a student who learns fast, is it talent from start or is it something different they are doing compared to someone who doesn’t take up [the language] that easy?
 E: Вы знаете, дело в том, что русский язык очень отличается: это другая группа языков. Поэтому когда говорят, что «он быстро выучил язык» , можно быстро выучить несколько фраз и пойти в магазин, разговаривать на рынке или даже поддержать какой-то приятный разговор. Но если говорить о серьезном изучении языка, здесь очень много компонентов. Это и мотивация.  С моей точки зрения, это самое важное. Потому что, если Вам язык необходим, даже если у Вас нет способностей или талантов, то так или иначе тогда Вам придется больше времени уделять изучению языка.  E: The point is that Russian language is very different: is belongs to a completely different language group. That is why when I hear somebody say: «He quickly learnt the language», I am very sceptic, because you can quickly learn a few phrases and use them in a shop or at the market or even have a pleasant conversation with someone, but when it comes to serious  studies there are many different things to consider. One is the motivation. From my point of view, it is the most important one. Because if you need a language, even though you don’t have any special aptitudes or talents , you will have to spend more time learning it.
 G: Like with everything else …
 E: Абсолютно правильно. Абсолютно правильно. И кроме того, у нас такой есть лозунг: «Все способны к изучению языка. Все». Если Вы спрашиваете у меня в чем успех нашей методики, успех нашей методики в том, что  мы должны найти подход к каждому – индивидуальный подход – и найти этот талант. Искать и найти его наконец. И все, практически все студенты, у меня были очень способные студенты, которые потом слушали лекции по математике, физике, истории, биологии русских профессоров.  E: Absolutely right. That’s right. Apart from this, we also have a motto: «Everyone is capable of learning a foreign language.» If you ask me about the success of our method, I would answer that we are dedicated to finding an approach to every single student, an individual approach to teaching, and finding that talent in every student. Looking for it and finding it eventually. Almost all students that I had were very talented ones and eventually they managed to understand lectures in Russian on mathematics, physics, history and biology.
 G: That was the purpose with the training you had at the University [of Peoples’ Friendship]. You have very well described the period, the pioneer period, in the University [of Peoples’ Friendship], I think, in our last story, the 15th story. Very detailed described and very interesting to listen to.
 E: Да, это правда. Это правда.  E: Yes, that’s true.
 G: But what’s so special? Today you can find a lot of people on the Internet offering their services [teaching Russian language]. You have spoken a lot about Russian language for foreigners. Is it so that anyone that knows Russian can start to teach Russian?
 E: Нет, абсолютно не реально. Это не реально. Это…иногда люди думают, если даже это филолог, который прекрасно знает родной язык и специализируется в русской филологии, это совсем не значит, что он способен преподавать русский язык иностранцам. Поэтому сейчас уже существует специальность или предмет, который раньше вообще не существовал, – это «русский язык как иностранный». «РКИ» называют его в мире. Это – специальная методика. Мы не преподаем не русский язык, как например в школе или в университете, – «русский для русских». Мы преподаем виды речевой деятельности – это говорение, слушание, чтение и письмо. И шаг за шагом, не спеша, медленно мы стараемся преподнести в самых интересных формах и грамматику, и лексику, и, конечно, начинается произношение.  E: No, it’s totally unrealistic. Impossible. Even though philologists perfectly know their own language and specialise in the Russian philology, it doesn’t mean at all that they are able to teach Russian to foreigners. That is why a new special discipline was introduced – «Russian as a second language».  It is sometimes referred to as «RSL». It’s a special methodology. We don’t teach Russian the way it is done in secondary schools and universities. It’s not  «Russian for Russians». We teach language skills: speaking, listening, reading, and writing. We try to do it step by step, gradually. We slowly teach grammar, vocabulary, and, of course, pronunciation using a variety of interesting activities and methods.
E: Прежде всего. Прежде всего. И, конечно, обычный русский высокообразованный человек, он не сможет объяснить, как нужно, куда, в какое место нужно поставить язык, например, и так далее. E: Above all! Obviously just an ordinary learned Russian could not explain how to, say, use a tongue properly, where it should be and so on.
 G: The interesting thing is that a lot of people who met you, people who I know, foreigners, they say that when they come to Russia and they listen to anybody else speaking, or they listen to TV or Radio or whatever, they don’t understand anything. But when you talk to them, they say they understand everything. Why is that so? What is your secret?
 E: Ну первый большой секрет, о котором мы только что с вами говорили, когда мы начали это интервью, – это 50 лет практики и, если я говорю с иностранцами или любая моя коллега, любой мой коллега, мы знаем уровень слушающего нас и говорящего с нами. Нужно очень уважать человека, с которым ты говоришь. И это относится не только к иностранцам, если мы говорим, я стараюсь также говорить и с русскими и на улице. Поэтому нас понимают, нас , преподавателей русского языка как иностранного.  E: The first big secret lies in what we’ve discussed  at the beginning of this interview. It’s 50 years of experience. When any of my colleagues or myself speak to foreigners, we get their level of language. You need to respect the person you are talking to. It refers to all people, not only foreigners: I speak the same way to Russians and people in the street. That is why RSL teachers can be easily understood.
 G: So you always think about speaking as good Russian as possible and furthermore adopt is [your language] to the person you are speaking to?
 E: Да, Вы абсолютно правы. Это именно «приспособиться», «адаптироваться» , «приспособиться», как я говорю, «включить эту программу, эту, особенную программу».  E: Yes, you are absolutely right. It’s «adapting», «adjusting», or as I usually say: «Turning on this particular programme.»
 G: So you never relax in a conversation? You always think about what you are going to say and how you are going to say it?
E: Да-да. Вы знаете… Да-да.  E: Yes, you know…Yes, exactly.
 G: So, the big difference between your stories [and others’] are that they are made to be understood by almost any level of Russian students?
 E: «Понимать все» – это средний уровень, это не начинающий и, конечно, может быть интересно даже для людей, уже очень хорошо владеющих языком. Может быть, это интересно просто даже послушать и школьникам, и обычным русским людям для отдыха, но …Но, конечно, все рассказы сделаны специально для иностранцев. И наша задача была…Вы спросили меня, вот в чем разница, чем отличаются эти рассказы от других программ, которые предлагает, так много предлагает Интернет сейчас. Отличие в том, что в каждом рассказе мы постарались обратить внимание или включить в этом рассказе, включить структуры языка, практически, не практически, а действительно все 6 падежей. Обязательно виды глагола. Вы даже не заметите этого, слушая.  E: «Understanding everything» is intermediate level, not beginners’ one. This can also be interesting for people who are already fluent. It may even be interesting and relaxing for school students or average Russians, but…Evidently all the stories were written especially for foreigners. We wanted… You asked me about the difference between these stories and other language courses widely available on the Internet these days. The difference is we tried to pay attention to certain language structures in the stories. We included all 6 cases in them, as well as verbal forms. You won’t even notice that while listening.
 E: Конечно, нет. Но когда Вы читаете, «Ага, – Вы подумаете,- понятно! Там был несовершенный вид, а здесь – совершенный. Это тот же самый глагол!»  E: Of course, not. But when you are reading it, you might say to yourself: «That’s it! I got it. It was  an imperfective form of the verb. But it’s a perfective one here. It’s exactly the same verb».
 G: A beginner, somebody who is just starting to learn Russian language, what can he get out from your stories?
 E: А Вы знаете, когда Вы впервые слушаете музыку, первое, что Вы слышите, – это, может быть, мелодия, потом Вы слышите звуки инструментов. Так и здесь. Не понимая абсолютно ничего, Вы услышите ритм языка, какие-то неожиданные новые звуки, такие как: «мы», вдруг это «ы», трудное «ы». Что это такое? Какой-то звук странный! И, может быть, это поможет Вам заинтересоваться: «Какой интересный, какой красивый язык! Как он прекрасно звучит!» Я думаю, что это …  E: You know, when you hear music for the first time you might hear the melody first and only then you start to hear musical instruments. It’s the same with the language. Without understanding a thing, you will still hear the rhythm, new unusual sounds, like «мы» – all of a sudden this difficult sound [ы]. It’s such a strange sound. You might get interested in the language: «What an interesting beautiful language! It sounds so nice!» I think this is…
 G: So even an absolute beginner can get something from our stories?
 E: Да, я поняла Ваш вопрос. Я сейчас говорю об «абсолютном начинающем».  E: Yes, I understood your question. I am talking about «absolute beginners».
 G: And, as I understand, you also have a lot of experience of, it was actually included in your job, to teach other teachers how to teach Russian language to foreigners?
 E: Да, это была часть моей работы. Очень интересной, да. Ну, во-первых, вся Восточная Европа, когда в Советское время, в Советское время, потому что в каждой стране: это Чехословакия, это Германская Демократическая Республика, Венгрия, Югославия…не буду все перечислять. Но я была в каждой из этих стран, потому что у нас такая привилегия у преподавателей всего мира, я думаю, что у нас довольно большой отпуск, и один месяц из этого двухмесячного отпуска мы проводили в одной из этих стран. А эти страны устраивали для своих преподавателей русского языка курсы повышения квалификации. И собиралось человек 20 в каждой группе – иногда 25 человек с огромным интересом они слушали…  E: Yes, it was part of my job. It was indeed an interesting job. First of all, during the Soviet time the whole Eastern Europe – Czechoslovakia, German Democratic Republic, Hungary, Yugoslavia, etc. I won’t mention all of them here, but I  was in all of these countries. Teachers around the world have a special privilege – a nice long holiday – and we would spend one month of our three-month holiday in one of those countries. There were professional development courses organised for Russian teachers in those countries. There were about 20-25 people in each group who were listening to us with great interest…
 G: And, how can the stories you have created be of help to other Russian teachers?
 E: Вы понимаете, в этих историях мы постарались рассказать немного и о сегодняшней России, и об истории, и о каких-то интересных моментах в истории нашей страны. Но это не скучные рассказы. Некоторые из них – юмористические.  E: You know in our stories we tried to tell a little bit  more  about Russia today, about its history, some interesting moments in its history. These are not boring stories. Some of them are quite funny.
 G: and from language point of view …
 E: А с языковой точки зрения, любой преподаватель русского языка в Соединенных Штатах Америки или в Африке, или в Германии, он может взять один рассказ и работать с ним. Это может быть и лексическая работа, и работа со словом, со словообразованием. Понимаете, что я имею в виду? Потому что там очень ясно, каждая фраза, каждое предложение имеет какую-то определенную цель. И поэтому преподаватель…Грамматическую, лексическую…Очень много разных…Скрытые-скрытые цели. Но преподаватель, профессиональный преподаватель, он все поймет.  E: From the language point of view, every Russian teacher in the USA, Africa or Germany can take one of these stories and work with it. It can be used to focus on new vocabulary, an individual word or word-building. Do you see what I mean? Every phrase, sentence has a clear specific purpose.  That’s why a teacher…Grammar, vocabulary… many different hidden objectives. But a professional teacher can understand it all.
 G: So it will save them hours and hours of work?
 E: Абсолютно! То есть я уже завидую тем преподавателям. Если бы мне дали такой рассказ! Oн может использовать его как изучающее чтение, работать над этим рассказом, повторяя грамматику, или можно даже изучать новую грамматику, предложив ту или иную часть рассказа. Кроме того, я считаю, что эти рассказы можно использовать и на экзаменах и в школах, и в университетах, где изучают русский язык. Даже на государственных выпускных экзаменах.  E: Absolutely! I already envy those teachers. I wish I were given such a story! The teacher can use it to practise reading, work with the text, revise grammar or learn new grammar topics working with just one part of the story. Moreover, I think these stories can be used for exams at schools and universities where Russian is taught, even during  state final exams.
 G: I think that, by now, all our listeners and viewers out there have got a opinion and really have become interested in what you have done. Do you have some final words to tell before they hit the “Buy Now Button” or whatever there is on the Internet?
 E: Ну, я обещаю Вам, что это будет интересно, что это будет полезно, что это будет увлекательно. И поэтому могу сказать только одно: «Добро пожаловать в мир прекрасного русского языка!»  E: I promise you it will be interesting, useful and exciting. That’s why I can only say one thing:  «Welcome to the beautiful world of Russian language!»